17:14 

Люба и мышиная королева

Stvolinski
Счастье побыть в тишине
Оцените-ка, пожалуйста, детскую сказку, дорогие мои.
Было ограничение от 15,000 до 25,000 знаков, потому такой объём.
Написано в соавторстве с Львом Олеговичем Стволинским.
Здесь постится для предрецензий и фиксации авторских прав.

Люба и мышиная королева.

Люба забралась в детское кресло, закреплённое на заднем сиденье машины, и подождала, пока мама застегнёт ремень безопасности.
- Готова, дочка?
- Да, мам, поедем. – Люба всхлипнула и прижала к груди крылатого белого мишку, которого родители разрешили взять с собой в дорогу. – Вы положили мою коробку с игрушками?
- Да, не волнуйся, дядя Коля её выносил на крыльцо.
Машина зажужжала, и вот уже за окном промелькнул соседский забор, по которому величественно шёл чёрный кот Барсик, показался и исчез дом её друга Костика, с которым она не успела попрощаться, и автомобиль заторопился по дороге из Ржева в Москву. За ними ехал фургон с вещами, за рулём которого был дядя Коля, а папа сидел с ним рядом.
- Ты уже видела новую квартиру? – Люба не хотела ехать в тишине.
- Да, дорогая, тебе понравится твоя комната: на обоях цветы, есть шкафчики, кровать, стол. – мама сосредоточенно вела машину, думая о чём-то своём. – Конечно, первое время после нашего дома городская квартира будет для тебя непривычной, но ты освоишься. Там во дворе хорошая детская площадка, много ребятишек, через пару недель в садик пойдёшь. Всё будет хорошо, милая.
Любе не нравилось, когда мама говорила с ней в таком тоне, это значило, что она чем-то недовольна.
- Как папе на новой работе?
- Всё хорошо. Его спросишь, как приедем. Ты же понимаешь, как для него важно перебраться в Москву? – женщина многозначительно посмотрела на дочь в зеркало заднего вида. - Часа через четыре будем на месте, вроде, в субботу утром не должно быть пробок.
Но пробки были.
Ленинградское шоссе блокировали в районе аэропорта Шереметьево, где-то был ремонт дороги, а несколько станций метро закрыли, запустив автобусы «М» и перегородив часть улиц. В итоге, выехав из Ржева в 9 утра, до новой квартиры в Москве они добрались к 5 вечера.
Пока мужчины выгружали вещи и носили коробки, мама пыталась навести хоть какой-то порядок и что-то разобрать.
Когда в 9 вечера дядя Коля уехал домой, оказалось, что в квартире нечего есть, так как они забыли сумку с провизией, а самое ужасное, нигде не удавалось найти коробку с Любиными игрушками.
Пока папа бегал в магазин за продуктами, мама пыталась успокоить девочку:
- Завтра утром дядя Коля зайдёт к нам домой и всё проверит. Наверное, коробка осталась на крыльце, но можно будет привезти её через пару недель…
Однако, шестилетняя дочь продолжала хлюпать носом и судорожно рыдать.
Когда Люба, наконец, легла спать в своей новой комнате, заваленной тюками с одеждой, коробками с книжками и другим скарбом, ей очень не хотелось оставаться одной, но маме было нужно идти разбирать вещи, и она включила ночник в форме голубого колокольчика, чтобы девочке не было страшно.
Люба лежала на кровати, обнимая своего крылатого плюшевого медведя, и прислушивалась к доносившимся в ночи звукам большого города.
Квартира была на 12 этаже, шторы ещё не успели повесить, потому за окном мерцали тысячи огней, слышался постоянный гул машин, а в соседних квартирах в этом большом доме кипела жизнь со своими шорохами и голосами.
Стопки коробок нависали над кроватью, словно скалы, иногда слышалось завывание ветра за окном, а в трубах за стеной бурлила вода, - звуки были очень пугающими. Неожиданно, ночник стал потрескивать и мерцать, как бывает перед отключением электричества. Люба приподнялась на постели и хотела позвать маму, но, казалось, сам воздух стал густым и тяжёлым. Всё пространство комнаты заполнил страх, тени от предметов складывались в причудливых чудовищ. Люба задрожала и покрепче обняла медведя, словно прячась за него.
- Мама… папа… - прошептала она и зажмурила глаза. Сил кричать не было. – Мишкааа…
Шёрстка плюшевого медведя была такой тёплой и такой родной, что девочке стало чуть легче. Люба загородилась от страшных видений своим игрушечным другом и выглянула из-за его плеча, как вдруг увидела, что к ней по полу ползёт тень, похожая на огромного паука.
- Мишкааа!
Медведь вздрогнул и стал казаться просто огромным, его пластмассовые глаза моргнули, он осторожно освободился из объятий обомлевшей девочки, развернулся, взглянул на страшную тень, взмахнул своими жёлтыми плюшевыми крыльями и крикнул:
- Хватай меня за спину!
Люба покорно ухватилась за друга, он начал работать крыльями и с большой скоростью полетел прямо в светящийся круг ночника.
Девочка взвизгнула и зажмурила глаза от страха. Она почувствовала, как тепло от электрической лампочки немного обожгло её кожу, всё вокруг закружилось, а потом, вдруг, в лицо ударил холодный и влажный ветер. Люба открыла глаза и увидела, как к ней приближается дощатый пол крыльца в их доме во Ржеве.
Крылатый медведь приземлился на нижнюю ступеньку, и девочка, не удержав равновесие, свалилась с его плюшевой спины на жёсткий пол.
- Что это? – Люба поднялась на ноги и оглянулась по сторонам. – Я снова дома?
- Ну, наконец-то! – послышался недовольный женский голос. – Как ты умудрилась нас здесь забыть?
С газона на крыльцо неуклюже залезла одна из её кукол – шатенка по имени Вера в коктейльном зелёном платье, которая теперь была одного роста с девочкой.
- Простите… - не зная, что сказать, ответила Люба. – Я, наверное, сплю…
- Эххх, дорогая, если бы. – над крыльцом показалась голова второй куклы, блондинки Нади, одетой, словно принцесса. – Здесь такое произошло…
Кукла демонстративно заломила руки и жеманно вздохнула.
- Хватит на неё страха нагонять! – послышался голос снизу. – Пусть лучше подумает, что нам теперь делать.
На крыльцо поднялась кукла постарше с проседью в чёрных волосах, одетая в костюм для верховой езды. Это была София, игрушка из маминого детства, доставшаяся Любе по наследству.
- Когда вы уезжали, твой папа впопыхах не положил в машину нашу коробку и сумку с едой. – начала обстоятельно рассказывать София. – Всё бы ничего, но прошёл сильный дождь, коробка размокла и развалилась, а потому мы остались без дома. К тому же, о еде пронюхали мыши с той стороны улицы. Их лазутчики уже были здесь и прогрызли дырку в сумке. Думаю, скоро сюда прибежит целая стая.
- И что? – непонимающе заморгала глазами Люба.
- Понимаешь, в коробке с нами плюшевые игрушки, а как раз сейчас мыши обустраивают свои гнёзда на зиму. – терпеливо объясняла София.
- И что?
- Подумай хорошенько, милая… - с укоризной сказала дама. – Внутри мягких игрушек такой чудесный поролон…
- То есть, вы думаете, что мыши их съедят?
- Скорее растащат на маленькие кусочки. – послышался грустный мужской голос, и над ступенькой показалась голова Ванечки, пожарного из мягкого кукольного театра.
- Незавидная перспектива. Да, да, незавидная. – Синьор Помидор, кролик Ушастик и собака Шурик, плюшевые друзья Любы, всхлипывали, выглядывая из-под размокшего картона.
- Что же нам делать? – недоумевая, воскликнула девочка.
- Ты главная, ты и решай. Но поторопись, мы слышали разговор мышей, они скоро вернутся со всеми своими домочадцами.
Люба спустилась вниз с крыльца и осмотрела коробку. Помимо мягких игрушек и трёх кукол там был комплект кукольной посуды, маленькая розовая коляска, резиновый мячик и мешок с конструктором, – её самые любимые игрушки, которые она хотела перевезти в Москву в первую очередь.
- А что с домом? – спросила она у своих друзей.
- Дверь закрыта, - доложил крылатый медведь. – На втором этаже есть форточка, но там решётка и противомоскитная сетка, я не смогу туда никого перенести.
- Не переживайте! Завтра с утра придёт дядя Коля, чтобы проведать, как тут всё. – подбодрила игрушек Люба. – он сможет забрать нас с собой или хотя бы отнесёт в дом.
- Боюсь, до утра мы не дотянем. – вздохнул Синьор Помидор.
- Не надо сдаваться, друзья. – ответила ему Надя.
- Люба же теперь с нами. – поддержала сестру Вера. – Она что-нибудь придумает.
- Конструктор! – воскликнула девочка. – Давайте построим замок из конструктора! Он пластмассовый, мышам будет сложно его прогрызть. Скорее!
- Ура! – закричал нестройный хор голосов. – Все за дело!

Люба надумала построить крепость в форме квадрата нужного размера, высотой, примерно, сантиметров тридцать, чтобы мыши не могли достать до её верха, и стала отдавать соответствующие приказания своим подручным.
Во дворе дома закипела работа. Куклы вместе с девочкой перевернули коробку с деталями и начали выстраивать стену. Мягкие игрушки, чьи непослушные пальцы не позволяли соединять элементы, пытались помочь, кто чем мог: подносили материалы, подсаживали кукол, страховали их от падений и подбадривали друзей.
Когда последняя деталь встала на своё место, а медведь перенёс всех по воздуху внутрь куба, у забора послышался шорох, и во дворе одна за другой заскользили маленькие хвостатые тени.
Люба вместе с товарищами забрались на верх стены и стали смотреть по сторонам.
Впереди серого мышиного воинства, состоявшего из нескольких десятков обычных амбарных грызунов, выделялась странная белая фигурка мыши с красными глазками, какие бывают в научных институтах.
- Всем стоять! – крикнула лабораторная мышь. – Это что такое?
Повелительница мышей указала лапкой на построенный из конструктора замок
- Не знаем, Ваша пушистость! – гаркнул один из разведчиков. – Этого не было.
- Надо было оставить дозорных, дурачина! – взвизгнула белая мышь, подпрыгнула к серому солдату и в наказание вцепилась зубами ему в ухо с неистовой яростью.
- Пощадите, Глафира! – второй разведчик упал на колени.
- На этот раз прощаю. – великодушно ответила королева и отпустила незадачливого вояку.
– Сержант Хвост, начать перенос еды. – скомандовала Глафира большой серой мыши, которая вела отряд солдат слева.
- Есть, Госпожа! – Хвост засуетился, отдавая распоряжения окружавшим его зверькам.
Мыши, действовавшие с удивительной организованностью, бросились к сумке с едой и начали вытаскивать из неё куски хлеба, сыр, яблоки и другую снедь, которую родители Любы по ошибке оставили во дворе.
- Сержант Зуб, осмотреть строение и захватить его обитателей. – Глафира щёлкнула пальцами и указала второй половине войска на крепость, сама же, оставив при себе для охраны пару разведчиков, стала наблюдать за работой.
Зуб проворно поднялся на крыльцо, забрался по резному столбу на ограждение и сверху разглядел Любу и её друзей.
- Вижу детские игрушки и маленькую девочку! – Передал сержант через цепочку мышей Глафире.
- Что за девочка? – передала Глафира по цепочке обратно.
- Похожа на человека, но размером с куклу. – рапортовал Зуб. - Всего обнаружено: три пластмассовые куклы, пять мягких игрушек, одна из которых с крыльями, а также маленькая девочка. Ещё имеется пластмассовая посуда, мячик и какие-то мелочи.
- Человеческий детёныш? Хм… Давно я мечтала отомстить за все те эксперименты, которые ставили на мне её сородичи. - ухмыльнулась Глафира, получив новости с передовой, и отдала страшный приказ:
– Игрушки порвать на части для утепления гнёзд, девочку взять живой и привести ко мне!
Люба и её друзья, услышав команду, вздрогнули.
Первым заголосил Синьор Помидор:
- Я не хочу умирать! Я ещё так молод!
- Молчи, плакса! – неожиданно сурово сказала старая кукла София. – Мы-то с вами игрушки, нас и так порвут или сломают, рано, или поздно, а вот Люба… Мы должны спасти её любой ценой.
- Мишка, унеси её отсюда. – печально предложил пожарный Ванечка. – Ты ведь можешь это сделать?
- Нет! – твёрдо крикнула Люба. – Я друзей не бросаю. Мы будем драться! Главное, - продержаться до утра.
Тем временем, мыши из отряда Зуба окружили замок со всех сторон, но пока держались на некотором расстоянии. Глафира с телохранителями тоже переместилась поближе, чтобы наблюдать за штурмом с удобной точки. Сержант подошёл близко к стене и посмотрел наверх:
- Сдавайтесь! – крикнул он. – Если вы отдадите нам мягкие игрушки и девочку, куклы смогут уйти, они нам ни к чему.
В ответ на стену молниеносно вбежала Вера и швырнула в наглеца крышкой от игрушечного набора посуды, которая угодила ему по хребту:
- Вот тебе! Забирай своих облезлых мышей и убирайся отсюда!
- Молодец! – закричали ей остальные игрушки.
Зуб взвизгнул от боли и неожиданности и, потирая лапой место ушиба, нахмурился:
- Ну, что же… Вы сами выбрали свою судьбу. Мыши, стройся для штурма!
Проворные грызуны подбежали к своему командиру и начали запрыгивать друг другу на спину, выстраивая лестницу ступенька за ступенькой.
Люба невольно отступила назад, прячась за своего крылатого друга. Она озиралась по сторонам, в поисках путей для спасения, как вдруг её взгляд упал на крышу сарая.
- Мишка, смотри! Попробуй перенести нас по одному туда!
Но в ту сторону посмотрел не только медведь. Глафира повернула голову, следуя за жестом девочки, и поняла всё с одного взгляда, после чего коротко отдала какое-то распоряжения двум разведчикам.
Те ухмыльнулись и наперегонки бросились к старой приставной лестнице, опиравшейся на крышу, и, словно акробаты, забрались наверх, отрезая эту возможность для отступления.
- Я могу отнести тебя на крышу дома. – предложил медведь. – Но она далеко, вряд ли я успею слетать туда-обратно несколько раз и спасти всех.
- Нет. – к Любе вернулось самообладание. – Я в порядке, мы будем сражаться.
Девочка сбежала по пластмассовым ступенькам со стены вниз и взяла нож из кукольной посуды, который сейчас больше походил на двуручный меч, затем вернулась наверх, и как раз вовремя, потому что по живой лестнице из мышей на штурм побежали первые смельчаки.
- Друзья, постройте живую цепь, чтобы подавать на стену снаряды. – пожарный Ванечка указал своей плюшевой рукой на кучку неиспользованных деталей. – Помидор, ты внизу, Ушастик, ты выше, Шурик, ты на следующей площадке, потом я.
- Девчонки, на стену! – крикнула Люба куклам, чьи пластмассовые руки были достаточно сильными, чтобы держать оружие. – Ребята будут подавать нам боеприпасы.
- Мишка, ты помогай на стене – отчеканила София. – Будешь на подхвате.
Приказания исполнялись молниеносно. Мягкие игрушки начали передавать на стену детали, и оборонительный конвейер заработал!
Первому поднявшемуся на стену мышонку Люба засветила мечом промеж глаз, так что он от неожиданности рухнул вниз и больно ударился о землю. Следующего нападающего медведь подхватил и поднял в воздух, где тот, извиваясь, выскользнул из непослушных лап и свалился прямо на головы своих хвостатых товарищей. Мыши потеряли равновесие, зашатались, и живая лестница рассыпалась. Тут уже и куклы не растерялись, со всех сил бросая подаваемые детали в шевелящуюся серую кучу-малу.
То и дело слышались крики, ругань и стоны раненых мышей. Первое нападение стоило серой армии трёх бойцов, которые не могли больше сражаться.
- Разгильдяи! – послышался крик Глафиры, которая была вне себя от ярости. – Я сейчас сама вам хребты переломаю! Ещё одна атака!
Мыши снова попытались построить лестницу, но вдохновлённые первой победой игрушки смело забрасывали их всем, что попадалось под руку, не давая сгруппироваться.
Не ожидав такого отпора, мыши отступили, оставив возле стен крепости ещё двоих раненых бойцов, после чего воинство собралось вокруг своей белой госпожи на военный совет.
Тем временем, Люба и её друзья подсчитывали боеприпасы. Деталей оставалось очень мало, кухонная утварь почти закончилась, мячик был слишком тяжелый, а коляска вряд ли могла быть использована, как оружие.
- Дело плохо. – прошептал Ванечка. – Деталей хватит только на ещё один штурм, и нам придётся разбирать стену, чтобы было чем кидаться в мышей, а это значит, что им будет проще нас захватить.
- Нам нужен какой-то другой план. – сквозь зубы сказала Люба. – Я должна подумать.
Грызуны тоже не теряли времени даром. По приказу Глафиры двое сильных мышей принесли кусок картонной коробки, меньше других пострадавший от дождя, сложили его «домиком» и накрыли им пару самых зубастых солдат, словно бронёй. Остальные вояки из взвода сержанта Зуба выстроились клином позади картонного танка и уверенно зашагали к замку.
Вначале Люба не поняла, что происходит, но, когда боевая группа добралась до стены, стало понятно, что мыши имеют серьёзное преимущество. Несколько брошенных деталей конструктора отлетели от картонной брони, не причинив грызунам вреда, а под её защитой зубастые солдаты принялись прогрызать дыру в пластмассовом укреплении.
В довершение всего, Глафира скомандовала сержанту Хвосту приостановить работы по перетаскиванию еды из сумки в амбар и напасть на осаждённую крепость с противоположной стороны.
- Беда! – закричал Синьор Помидор. – Теперь нас всех растащат по кусочкам!
- Успокойся. – тявкнул на него Шурик. – Будь мужчиной! Мы что-нибудь придумаем!
- Я не мужчина, я овощ… - захныкал плюшевый томат, но кое-как пришёл в чувство и начал подавать куклам на новый фланг остатки снарядов.
- Мишка, что же делать? – Люба немного растерялась.
- Нам бы не помешала кошка… - задумчиво проговорил крылатый медведь.
- Точно! – с блеском в глазах воскликнула девочка. – И как я сама не догадалась?!
- То есть, ты хочешь сказать, что всё это время у тебя была кошка, и ты молчала? – с укоризной спросила София, бросая деталь конструктора в очередного смельчака, карабкавшегося наверх.
- Не кошка, кот. И не у меня, а у соседей. Но мы с ним знакомы. – с улыбкой закончила девочка. – Я попытаюсь его отыскать! Мишка, отнеси меня в соседний двор!
Люба забралась на спину медведя и поднялась в воздух.
- Друзья, держитесь! – крикнула она своим товарищам. – Я полетела за Барсиком!
- Ну вот, Люба сбежала. – пробубнил было Помидор. – Бросила нас на произвол судьбы…
- Молчи, нытик. Лучше подавай снаряды! - резко одёрнул его молчаливый Ушастик.
- Давай! Молодец! Поторопись! – кричали вслед девочке другие игрушки.

Крылатый медведь отчаянно махал крыльями и спешил, так как времени было в обрез. Поленница, приставная лестница, сарай... как вдруг на него с криком прыгнули два мышиных разведчика, оставленные Глафирой на крыше. Люба почувствовала толчок, и её качнуло вперёд силой инерции.
- Осторожнооо… - закричал Мишка и из последних сил бросил девочку вперёд, чтобы она смогла приземлиться на сарай. Сам же, под тяжестью двух солдат, которые вцепились в него когтями и начали разрывать зубами плюшевую шёрстку, камнем полетел вниз.
Люба смогла сгруппироваться и, перекувырнувшись через голову, упала на чёрный рубероид, порвав пижаму и ободрав в кровь коленки.
- Мишка! – сердце Любы бешено колотилось, когда она подползла к краю крыши и посмотрела вниз. Там в клубах пыли её любимый плюшевый медведь отчаянно сражался с двумя острозубыми мышами.
- Беги за Барсиком! – донёсся до неё последний крик. – Скорее, я задержу их!
Люба моментально пришла в себя и что было мочи побежала в сторону соседского дома, чувствуя, как по щекам катятся слёзы.

Барсик, как обычно по ночам, сидел на заборе, высматривая птичек в кроне деревьев. Охотиться на пернатых было его любимым занятием. Мыши казались для него слишком скучной добычей, а здесь можно было попрыгать вдоволь, пытаясь перехватить на лету шустрого воробья или даже тяжёлого дрозда. Неожиданно он услышал шум со стороны соседского дома, как будто какой-то наглый кот бежал прямо на него по забору, не ведая опасности.
По кошачьим меркам это было как минимум не воспитанно, а как максимум просто возмутительно, потому Барсик моментально развернулся на шум, вскочил на лапы, изогнулся дугой и зашипел так, что шерсть встала дыбом, а хвост закрутился вокруг своей оси, словно пропеллер.
- Это кому тут жить надоело? Черныш, ты что ли? – заорал он, вспомнив одного наглого молодого кота, периодически нарушавшего границы его территории.
Каково же было его изумление, когда ему навстречу выбежал не кот, и даже не мышь, а маленькая девочка, удивительно похожая на соседку Любу, с которой он был хорошо знаком, поскольку она любила угостить его чем-то вкусненьким и часто гладила.
- Барсик, помоги! – кричала крохотная девочка сквозь слёзы. – Какое счастье, что я тебя нашла!
- Что здесь происходит? – не понимающе воскликнул кот.
- Долго объяснять… - Люба задыхалась после быстрого бега. – Я уменьшилась, а на наш двор напали мыши. Они хотят съесть меня и моих друзей.
- Как напали? Что ты сочиняешь? – кот спрятал когти и скучающе зевнул. – Мыши обычно не нападают стаями. Так поступают только крысы.
- С ними какая-то странная белая мышь, очень умная. Она ими командует. – нетерпеливо попыталась объяснить девочка. – Мне очень нужна твоя помощь… Пожалуйста.
- Хм… Ты всегда ко мне хорошо относилась. – Барсик размял лапы. – Много там негодяев?
- Штук двадцать-тридцать.
- Это для меня ерунда! – кот в один прыжок перескочил через Любу и кивнул ей головой. – Сможешь залезть ко мне на спину?
- Да, конечно, сейчас. – девочка ухватилась руками за противоблошиный ошейник и подтянулась повыше.
- Держись крепко!
Барсик в несколько прыжков оказался на крыше сарая, пересёк её и оценивающе взглянул на поле битвы:
- Похоже мы вовремя!
Люба сверху увидела, что отряд Зуба как раз прогрыз стену, и его серые воины начали забегать внутрь замка. Отряд Хвоста оттеснил троих кукол от края стены, и игрушки отступали к её дальнему углу, пытаясь отчаянно сопротивляться превосходящим силам противника.
- Мяяяуууу! – истошно заорал кот и сбежал по лестнице вниз, по дороге смахнув лапами двух разведчиков, которые пытались отгрызть крылья поверженному медведю.
- Слезай! – скомандовал кот девочке. – В этой битве тебе не место.
Люба разжала руки и послушно спрыгнула с пушистой спины. Барсик подскочил к осаждённой крепости и с диким визгом начал давить обнаглевших мышей под приветственные крики израненных игрушек.
Серое воинство охватила паника. Пробравшись в крепость, мыши очутились в ловушке, так как не могли быстро покинуть её через узкую прогрызенную дырку, толкались и мешали друг другу. В довершение всего, со стен на их головы полетели новые детали конструктора, это куклы, расстрелявшие все боеприпасы, начали разбирать стены, чтобы добить врагов.
Люба немного пришла в себя и бросилась к медведю:
- Мишка, ты как? Живой?
Тот с трудом сел и попытался махнуть своей хозяйке порванной лапой.
- Да… но бывало и лучше.
- Мы тебя починим, не волнуйся.
Девочка принялась целовать и гладить своего плюшевого друга, как вдруг он вздрогнул и закричал:
- Берегись, сзади!
Люба немного отклонилась в сторону и повернулась, назад, что спасло ей жизнь. На неё прыгнула белая мышь Глафира, которая поняла, что битва проиграна, и поспешила сбежать, наказав по дороге свою обидчицу.
Острые зубы громко клацнули, однако, вместо шеи зацепили плечо девочки.
Люба почувствовала острую боль, но из последних сил ударила мышиную королеву коленом в живот, так что та отлетела в сторону и захрипела.
Мишка, поняв, что разъярённая мышь может прыгнуть на девочку ещё раз, поднялся на свои непослушные лапы и упал на Любу сверху, повалив её на пол и прикрыв своей широкой спиной.
- Барсик! – закричал он в отчаянии.
Кот его не услышал, но Глафира испугалась и поспешила юркнуть под поленницу, спасаясь бегством.
- Мы ещё встретимся! – злобно прошипела она на прощание.
Люба ударилась головой о мощёную плиткой землю и провалилась в темноту.

- Дорогая, с тобой всё в порядке? – послышался обеспокоенный голос.
Девочка с трудом открыла глаза. Всё тело болело.
Она лежала на полу в своей новой комнате в Москве посреди каких-то коробок. Над ней, склонившись стояли мама и папа. Их лица были встревожены.
- Что случилось? – слабым голосом проговорила девочка.
- Мы с мамой услышали грохот и шум из твоей комнаты, а затем ты закричала. – папа поднял Любу с пола и положил её на кровать.
- Я думаю, ты во сне упала с постели и зацепила гору коробок, которые на тебя сверху свалились. – мама была очень взволнована. – У тебя что-то болит?
- Да, вот тут. – девочка дотронулась до левого плеча.
- Ой, какой большой синяк! – вздрогнула женщина, сняв с Любы пижаму. – Я сейчас схожу за кремом, чтобы всё поскорее прошло.
- А где мишка? – обеспокоенно спросила девочка, когда мама вышла из комнаты.
Папа оглядел всё вокруг и вынул крылатого медведя из-под одной из коробок.
- Да, бедняге досталось! – он показал Любе запачканного мишку: одно крыло болталось на нескольких нитках, лапа была пропорота, так что торчал поролон, всё тело было в порезах.
Папа с удивлением посмотрел на дочь в порванной на коленках пижаме, затем перевёл взгляд на изодранную мягкую игрушку и лукаво улыбнулся:
- Ты ничего не хочешь мне рассказать?
Люба окинула взглядом свою новую комнату: окно не было зашторено; на улице светало. Снова слышался гул машин, люди сновали по тротуарам туда-сюда, из труб на горизонте шёл дым. Москва просыпалась для нового дня.
Девочка вздохнула и отрицательно покачала головой:
- Уже утро. Позвони, пожалуйста, дяде Коле. Пусть зайдёт к нам и занесёт в дом мою коробку с игрушками, пока они не испортились от дождя. Мы забыли её во дворе. Продукты, боюсь уже испортились, думаю, их растащили мыши.


<27/10/2015>

@темы: проза

URL
Комментарии
2015-10-27 в 18:35 

~Kasia~
Можно всё - если знаешь зачем.
Класс! Захватывающая история :)

2015-10-27 в 22:14 

Stvolinski
Счастье побыть в тишине
~Kasia~, спасибо!

URL
2015-10-28 в 00:17 

LocoS
а ты не боишься своих желаний?
мне понравилось, вспомнилось, как в детстве читал "Щелкунчика"

2015-10-28 в 07:18 

Stvolinski
Счастье побыть в тишине
LocoS, спасибо за комментарий. Да, параллель без сомнения справедливая. Но старались не плагиатить. Просто схожая тема про мышей.

URL
     

Специалист по созданию светлого будущего

главная